Горно-металлургический профсоюз России
Челябинская областная организация
ГМПР
  1. Главная
  2. Новости
  3. А точно ли у тебя профзаболевание?

А точно ли у тебя профзаболевание?

Как в России занижают цифры заболеваний, полученных на производстве

А точно ли у тебя профзаболевание?

Около 5–7 тысяч случаев профзаболеваний выявляется в России ежегодно. Однако, как полагают эксперты, это число сильно занижено. О том, почему работодателям выгодно проводить фиктивные медосмотры, как работа становится причиной развития онкологических заболеваний, о самых вредных и безвредных профессиях агентству ТАСС рассказал главный внештатный специалист-профпатолог Минздрава России, директор НИИ медицины труда им. академика Н. Ф. Измерова Игорь Бухтияров.

По сравнению со странами Европы в России официально уровень профзаболеваний в десятки раз ниже, даже несмотря на то, что условия труда на наших предприятиях оставляют желать лучшего. Так, по данным Росстата, у нас до 39% граждан работают в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям, при этом, по данным СОУТ, в настоящее время порядка 10 млн работников трудятся во вредных и опасных условиях труда. Эти работники в соответствии с Трудовым кодексом должны раз в год проходить обязательные периодические медосмотры на предмет наличия тех или иных медицинских противопоказаний к выполнению работы и признаков профзаболеваний. К сожалению, за последние 5–10 лет качество этих медосмотров стало резко падать.

Почему у нас занижена статистика?

В определенной мере это связано с достаточно сложной действующей системой признания профзаболевания. Любое такое заболевание подразумевает наличие прежде всего установленного медицинского диагноза, который соответствует перечню профзаболеваний. Затем в рамках экспертизы связи заболевания с профессией на основании соответствующих документов, подтверждающих наличие факторов вредности на рабочем месте и при определенном стаже работы, устанавливается, что данное заболевание у работника является профессиональным. С учетом того, что профзаболевание затрагивает не только медицинские аспекты, но и вопросы трудовых отношений, последующей финансовой и социальной компенсации и поддержки работника, в т. ч. за счет работодателя, процесс окончательного решения очень часто затягивается из-за наличия разногласий со стороны работника, медицинской организации, работодателя, других заинтересованных сторон.

Окончательное рассмотрение разногласий при установлении профзаболеваний осуществляет Центр профессиональной патологии Минздрава РФ, однако и его решение порой не устраивает стороны, и процесс переходит в судебную плоскость. По некоторым случаям окончательное решение затягивается на годы.

Работодателям выгодны фиктивные медосмотры

Снижение риска развития профзаболеваний достигается путем реализации целого ряда мероприятий, наиболее эффективным из которых является улучшение условий труда. Однако это затратно и требует времени. Гораздо проще не выявлять заболевание вообще. Поэтому сегодня некоторые работодатели сознательно нанимают медицинскую организацию, которая проводит медосмотры дешево, делает многие вещи формально, практически не выявляя ничего.

Фактически работодатель не заинтересован в том, чтобы у работника нашли какое-либо профзаболевание, ведь в этом случае он несет финансовые издержки. Ему выгодна минимизация уровня профзаболеваний, и самый простой способ – проведение низкокачественных периодических медосмотров.

Еще один момент: работодатель часто меняет медицинскую организацию для проведения периодических медосмотров, что не дает возможности для динамического наблюдения за состоянием здоровья работника, отсутствует преемственность медицинских документов. И третий момент — когда сам работник не заинтересован в получении профзаболевания до тех пор, пока не наступает предпенсионный возраст.

Одна из проблем – онкологические профзаболевания

Как во всем мире, так и в России существенная доля онкологических заболеваний связана с профессиональными вредностями. Это большое количество производств, где есть промышленные канцерогены, такие как коксохимия, нефтехимия, работа с источниками ионизирущей радиации и т. д. Однако в настоящее время в стране регулярно регистрируется лишь 20–30 случаев профессиональных онкологических заболеваний. Это практически ничто, поскольку в соответствии с существующими прогнозными оценками реальная расчетная доля с учетом количества канцерогенных производств составляет порядка 8–12 тыс. новых случаев в год. В этой связи снижение риска профессиональных онкологических заболеваний является важным и до конца не реализованным направлением снижения смертности от онкологии в нашей стране. Принципиально, что в отличие от других факторов этот фактор является потенциально устранимым.

Но почему это не делается? Потому что канцерогенные профессиональные риски проявляются уже после ухода работника с работы. У нас в канцерорегистрах, как правило, не указывается место работы работника, наличие или отсутствие на рабочем месте производственных канцерогенов.

Если у человека в возрасте 60–65 лет диагностируется онкологическое заболевание, уже никто не интересуется, где он работал до этого, поскольку на процессе лечения это не сказывается. Однако это в корне неверно. В этой ситуации тот вред здоровью работника, который приносит работодатель, перекладывается, по сути, на обязательное медицинское страхование. Поэтому специалисты считают, что сейчас необходимо максимальное усиление мер по предотвращению профессионального рака — как важное направление снижения смертности от онкологических заболеваний.

Что такое цеховая медицина?

Сейчас правительство предлагает развивать в России принципы цеховой медицины, которые были популярны в советское время, разрабатывать модельные корпоративные программы по укреплению здоровья работников.

Что подразумевалось под термином «цеховая медицина» в СССР? Что на определенное количество работников приходился один прикрепленный врач, этот врач входил в систему предприятия и наблюдал за работником с момента его прихода на предприятие вплоть до увольнения. Но эта система обладала некоторыми недостатками. Например, врач, находясь в системе предприятия, был зависим от руководства.

В настоящее время принципы цеховой медицины в том или ином виде остались в крупных промышленных компаниях, таких как «Газпром», РЖД и другие, где есть большая доля лиц, работающих во вредных или опасных условиях труда. Практически полностью сохранены и улучшены принципы цеховой медицины на предприятиях, входящих в зону ответственности Федерального медико-биологического агентства. Поэтому нельзя сказать, что мы полностью утратили принципы цеховой медицины. Однако достаточно сложно на маленьком предприятии, особенно частном, обеспечить весь перечень медицинских услуг, который необходим для сохранения здоровья работающему.

Важно отметить, что в настоящее время под корпоративными программами все чаще стали понимать не только систему медицинского обеспечения работающих, но и в целом заботу о здоровье сотрудников. В этих случаях корпоративные программы включают в себя такие мероприятия, как облегченный доступ работников к профилактическим осмотрам, диспансеризации, к здоровому питанию, к фитнес-программам, специальные программы вакцинации за счет работодателя и так далее.

Поэтому будет подготовлена типовая корпоративная программа с учетом лучших международных и отечественных практик, где будет определено, что здоровье сотрудника — это ценность компании. Предприятия будут обязаны выполнять требования Трудового кодекса по охране здоровья работников. Кроме того, компании могут развивать собственные программы оздоровления сотрудников, гармонизированные с общественной системой здравоохранения и профилактическими осмотрами.

Потому что 35% состояния здоровья человека зависит от его генетики, порядка 30% — от образа жизни (курение, физическая активность, питание), порядка 20% — от системы здравоохранения в стране и около 10–15% — от факторов окружающей среды (в том числе рабочая среда и экология).

Корпоративная программа сформирует основные принципы сохранности здоровья работников на предприятии и будет носить рекомендательный характер.

Об эмоциональных и интеллектуальных нагрузках

Сейчас от общественности поступают предложения разработать методики оценки влияния на здоровье работников таких факторов, как эмоциональные и интеллектуальные нагрузки, режим работы. Такую инициативу, например, выдвинула ФНПР. Это сложный вопрос. У нас есть профессиональные заболевания и есть профессионально обусловленные заболевания. Профессионально обусловленные заболевания, в отличие от профессиональных болезней, также связаны с работой, но эта связь не столь велика. Наиболее яркими примерами являются сердечно-сосудистые заболевания и последствия профессионального стресса.

Существенная доля работников сейчас умирает в трудоспособном возрасте от сердечно-сосудистой патологии. Но у нас нет ни одного профзаболевания, которое обусловлено сердечно-сосудистой патологией. И это так не только в нашей стране, но и во всем мире. Потому что сердечно-сосудистое заболевание — заболевание многофакторное.

Второй важный момент — это психоэмоциональные нагрузки. Этот фактор недооценен, поэтому мы уже второй год работаем над разработкой методики оценки напряженности труда, в частности, у летных экипажей. В следующем году по инициативе ФНПР также расширим исследования и для других профессиональных групп, в которых напряженность труда является существенным атрибутом профессиональной деятельности.

Мы сейчас также запланировали масштабные исследования по оценке профессионального стресса и профессионального выгорания как отдаленных последствий напряженности труда, и надеемся, что в ближайшее время по многим профессиям будут разработаны подходы по адекватной оценке не только уровня напряженности труда, но и медицинских последствий этого.

Какие профессии сейчас считаются самыми вредными и безвредными?

У нас есть перечень наиболее «вредных профессий»: это шахтеры, горнопроходчики, работники горно-металлургических, химических производств. Большую долю профзаболеваний составляют работники сферы здравоохранения — это работники, которые контактируют с ВИЧ-инфицированными, с больными туберкулезом, с химическими реагентами, рентгеновскими установками и так далее.

Но абсолютно безвредных профессий нет. Поскольку труд — это целесообразная деятельность, требующая умственного и физического напряжения, труд отражается на состоянии здоровья. Поэтому труд должен приносить пользу, удовлетворение и быть нормирован, тогда, видимо, и вред будет минимальным.

По материалам Tass.ru

Логотип ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ПРОФСОЮЗ РОССИИ ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ



Читайте также

  • Почти полмиллиона рублей составила общая сумма компенсаций за ущерб здоровью, причиненный пяти работникам саткинского комбината «Магнезит». Они отстояли в суде свое право на достойное возмещение морального вреда. Добиться этого членам горно-металлургического профсоюза помогли юристы челябинского правового центра «Металлург»

  • Уральский социально-экономический институт проводит 8 декабря конференцию по вопросам профориентации. Приглашаем к участию профсоюзный актив областной организации ГМПР. Мероприятие состоится в рамках Дня открытых дверей УрСЭИ

  • На Магнитогорском металлургическом комбинате уполномоченным ГМПР по охране труда на выполнение своих общественных обязанностей дается 4 часа в неделю. Но уполномоченные – особые люди: просто сделать «выкл.» через четыре часа не могут. Это же не работа, а отношение, позиция, способ восприятия окружающей обстановки. Тем более что «у безопасности нет выходных» – не случайно именно на ММК этот слоган обрел такую популярность благодаря масштабному корпоративному проекту

Плеер