Горно-металлургический профсоюз России
Челябинская областная организация
ГМПР
  1. Главная
  2. Новости
  3. БРУ: сколько нам еще терпеть?

БРУ: сколько нам еще терпеть?

Горняки Бакальского рудоуправления устали от вечных зарплатных проблем

БРУ: сколько нам еще терпеть?

Бакальское рудоуправление может стать рекордсменом в регионе и отрасли по долгосрочности и запутанности экономических проблем. Пока решается одна проблема – обостряется другая, и как выйти из этого круга, уже мало кто знает. Коллективу же предприятия этот круг – как медленная долговая петля. Зарплата местных горняков удивляет даже официальными средними цифрами. А фактическую у некоторых из них вообще зарплатой не назовешь. Да и ту дают не вовремя – это уже хроника.

Предприятие остается крупнейшим в регионе энергодолжником: 300-миллионная задолженность за электричество не уменьшилась. Единственный сдвиг за последние месяцы – перевод основных объектов БРУ, включая Сосновский рудник, на нормальное электроснабжение (до этого их отключали из-за долгов). Этот вопрос пришлось решать через секретариат областной трехсторонней комиссии по урегулированию социально-трудовых отношений и через губернатора. А до этого была 2-летняя история обращений в многочисленные инстанции.

Сосновский рудник в Кунашакском районе остается самым продуктивным подразделением БРУ. На бакальской же площадке, как рассказали в профкоме, все те же проблемы. За первую половину сентября здесь ничего не добыто и не обработано – шла только отгрузка ранее сделанной продукции. Ни один открытый карьер не работает. В активе только подземная добыча – шахта «Сидеритовая». Но и она пока на ремонте. Причем ремонт вынужденно продлили, т. к. не купили вовремя нужные запчасти. Из-за этого, за исключением отдельных участков, стоит дробильно-обогатительная фабрика (ДОФ). Значительная часть ее коллектива – в простое, с оплатой 2/3 среднего заработка.

Только было бы что дробить в таком заработке. За 5 месяцев 2018 года средняя зарплата на предприятии составила 23384 рубля – официальные цифры, озвученные директором БРУ на заседании секретариата областной трехсторонней комиссии. Это самый низкий показатель во всем горно-металлургическом комплексе области. Реальность же еще больше удручает. Как нам рассказали сами работники, некоторые получают на руки вдвое меньше. На ДОФе фактические заработки – 10–15 тысяч.

Светлана – мать двоих детей, работает распределителем. За июль ей насчитали 14912 рублей, к выдаче – 12157 рублей. Это с рабочим графиком 2/2, при полном отработанном месяце, даже с переработкой.

– Как жить-то? С такими деньгами только выбирать остается – либо одежду купить, либо продукты. Как говорится, живи и ни в чем себе не отказывай! – показывает она свою расчетку. – У меня сыну год назад операцию сделали, теперь долгая реабилитация. Это очень дорого. Каждое лекарство по бюджету бьет. Все время надо выкручиваться. Занимаю у друзей, перезанимаю у родителей, стыдно – ведь не они мне, а я им помогать должна. Живу по кредитной карте. Сейчас получила зарплату, заплатила коммуналку, закрыла долг по «кредитке» – и все, я без копейки. Следующую зарплату получишь – опять плати по долгам, за просрочку – проценты, и опять я без денег, и так по кругу.

О том, что и такие деньги платят с задержкой, давно знают в прокуратуре – неоднократно жаловались работники, писал профком. Руководство обещало исправить ситуацию, но так все и тянется уже который месяц. Первое время горняки реагировали на это активно – кроме обращений в инстанции, хотели приостановить работу (это разрешает Трудовой кодекс), теперь же и этого не могут сделать из-за своего «простойного» положения. Теперь все ограничивается лишь вопросом «Когда будет зарплата?» Его изо дня в день задают в коллективе, профкоме, соцсетях.

Усталость от вечных проблем довела людей до апатии, выработала привычку не смотреть в будущее, а жить только текущим днем: прошел, и ладно. Возможно, и этим в т. ч. объясняется отсутствие желания уехать отсюда. Кто хотел и мог, уже уехал – на вахты, в соседние города.

Кстати, о занятости

В самом Бакале номинально есть альтернативы по трудоустройству – резиденты ТОСЭР. Напомним, это предприниматели с правом развивать здесь бизнес на льготных условиях. О них много пишется в официальной прессе, рассказывается на совещаниях властей. Они должны были сбалансировать ситуацию с занятостью в связи с оттоком кадров с проблемного градообразующего БРУ. Получилось ли – большой вопрос. Самый крупный резидент на сегодня – «Легпром»: обещал создать 250 рабочих мест, пока в наличии только 70. Популярностью у местных жителей, судя по их отзывам, он не пользуется – из-за отношения руководства к работникам. Только рекламные баннеры предприятия по всему Бакалу позитивно зазывают на работу «энергичных и перспективных» людей в пиджаках и галстуках – красочные щиты на фоне ветхих и брошенных горняцких домов смотрятся сюрреалистично. Остальных резидентов народ вообще называет эфемерными. «Урал-рециклинг» заявил о 60 рабочих местах, по факту к августу 2018 года – 1. «Абсолют дробсервис»: план – 28 мест, факт – 1…

В чем же корень проблем и кто может помочь предприятию? Это самые сложные вопросы. Хорошо бы нарастить объемы производства, хотя бы до 50 тысяч тонн в год (сейчас – 30 тысяч тонн), что и заложено в план; наладить отношения с многолетним партнером – ММК, чтобы тот возобновил прием бакальского железорудного сырья (ЖРС). Но для увеличения объемов нужны оборотные средства, которых, по отчетам руководства БРУ, хронически не хватает. Прошлый год БРУ отработало с убытком в 159168 тысяч рублей, и это был уже 4-й убыточный год. Тем не менее, собственник – НПРО «Урал» – отказался от санации (экономического оздоровления). Собственник вообще как раньше, так и сегодня придерживается тактики молчания по поводу своих намерений и перспектив. По-прежнему не приходится рассчитывать и на внешнюю помощь – федеральные и региональные программы Фонда развития промышленности: поддержка предусмотрена только предприятиям, не обремененным долгами. (Резонно спросить: а зачем помогать тем, у кого нет долгов?)

Как бы там ни было, у руководства БРУ очередных планов и программ громадье. Оно их презентовало на секретариате областной трехсторонней комиссии. Конкретнее: к концу года выйти на прибыль в 122500 тысяч рублей, увеличить производство товарной продукции с 929 (2017 год) до 1538 тысяч тонн, поднять отгрузку аглоруды. В числе первоочередных целей – провести оптимизацию бакальской площадки и добиться ее безубыточности, внедрить на ДОФе технологию обогащения сидерита на сепараторах с высоким магнитным полем, увеличить мощности Сосновской площадки по дроблению и магнитной сепарации полуокисленной руды. Также в целях погашение долгов – по кредитам, поставщикам, налогам, зарплате.

Только люди не верят.

– Нам много чего обещали, – говорит Ирина Галайда, маркшейдер, профлидер Объединенного рудника. – Еще в 2014 году собственник говорил нам: подождите, скоро закончатся вокруг все месторождения, а у нас запасов много, заживем! До сих пор ждем...

– Куда писать после всех наших обращений, мы уже не знаем. Что же за политика у нас такая – старое готовы бросить на произвол, а нового взамен ничего не создали?! Ведь государство фактически от нас отказалось, признав неэффективным производством. Обидно и горько наблюдать конвульсии предприятия, у которого такая история и которое, подчеркиваю, имеет мощные сырьевые запасы. Обидно за людей, отдавших ему всю свою жизнь, и за молодежь, вынужденную бросать малую родину, где прожило столько поколений.

Анна Белова

председатель ППО БРУ

За ситуацией в Бакале и БРУ продолжают следить в областной организации ГМПР. Если Сосновский рудник еще показывает перспективы, то будущее бакальской площадки, как считают эксперты, смутно. Затраты, требуемые на восстановление нормальной работоспособности площадки, слишком высоки, что делает ее неконкурентоспособной. Такой вывод напрашивается и по итогам встречи, прошедшей недавно в областном Минэкономразвития с участием представителей руководства БРУ и профсоюза. Как отмечают в обкоме ГМПР, в данных условиях важно, чтобы не нарушались трудовые права горняков. При участии профсоюза удалось избежать существенной оптимизации персонала – коллектив, объединяющий около тысячи человек, остается численно стабильным. В этом году выполнено условие колдоговора по индексации зарплаты. Профсоюзной первичке оказана материальная помощь – средства пошли на поддержку семей работников, где оба работающих – члены ГМПР. Теперь главный приоритет – погашение зарплатных долгов.

Логотип ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ПРОФСОЮЗ РОССИИ ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ



Читайте так же

  • Профлидер Бакальского рудоуправления бьет тревогу: на фоне активной деятельности по стабилизации социально-экономической обстановки в Бакале (Саткинский район), о которой постоянно отчитываются власти, реального улучшения ситуации в городе нет.

  • Моногород Бакал в прошлом месяце отметил годовщину со дня, когда стал ТОСЭРом. Судя по сегодняшней социально-экономической ситуации в поселении, присвоение этого статуса совсем не стало волшебной таблеткой: трудозанятых горожан у предпринимателей-резидентов совсем немного, а градообразующее предприятие, при сырьевом потенциале, гибнет.

  • Металлурги и горняки Сатки и Саткинского района назвали пенсионную инициативу правительства безумной и антинародной. На митинг против повышения пенсионного возраста в центр города пришли около 600 человек. Поддержать саткинцев приехали металлурги Челябинска.

Плеер