Горно-металлургический профсоюз России
Челябинская областная организация
ГМПР
  1. Главная
  2. Новости
  3. Челябинская область на фоне России

Калькулятор бедности (МиСеПоБ) подробнее

Челябинская область на фоне России

Ведущий российский ученый рассказала о неоднозначном социально-экономическом положении региона

Челябинская область на фоне России

Объем взятых кредитов в России сравнялся с федеральным бюджетом. На этом фоне Челябинская область теряет инвестиции и кадры. Об этом областному активу ГМПР рассказала ведущий российский ученый в области социальной географии – доктор географических наук, профессор МГУ Наталья Зубаревич. Она побывала в Челябинске по приглашению обкома ГМПР и выступила на профсоюзном форуме. О диком капитализме, квази-рынке, либеральной матрице молодежи и еще о многом сказала ученый, дав социально-экономический расклад в масштабе страны и показав место в нем нашей области. Самые интересные моменты ее выступления – в этой публикации.

Наталья Зубаревич, доктор географических наук, профессор МГУ

Мы опять в кризисе, но другом

Вы помните кризис 2009 года, когда все летело, в т. ч. в металлургии? Сейчас все по-другому: кризис медленный, вялый и не про промышленность. Производство в России не сильно падало и росло уже с 2016 года. Даже обработка вышла в плюс довольно быстро. В основе этого кризиса три группы проблем. Первая – тяжелейшая – инвестиции: они посыпались. Вторая – доходы населения: они не сыпались так, как инвестиции, но все же год за годом мы получали слезы. И сейчас никаких предпосылок к тому, что доходы поднимутся, нет. Третья проблема – потребление (розничная торговля). Она в России пошла вверх с 2016 года, а доходы падают. За счет чего? За счет кредитов населения. В стране сформировался второй кредитный пузырь. Объем взятых кредитов сравнялся с федеральным бюджетом – 17–18 триллионов рублей.

Теряем рабочую силу

Страна сейчас на этапе серьезного демографического спада, численность населения сокращается. Надо готовиться к тому, что в трудоспособный возраст будет входить меньшее поколение, чем выходить из него. Поэтому для молодых выбор рабочих мест расширится, но пойдут ли они на предприятия – вопрос.

На этом фоне в Челябинской области идет сильный миграционный отток – уезжает трудоспособное население. Его доля сократилась с 62,7% в 2005 году до 54,3% в 2019-м. Под его влиянием, кстати, в регионе снизился уровень Международная организация труда безработицы: по методологии МОТ, с 2015 года – с 7% до 5% (по России в среднем сегодня – 4,4%). Это значит, что для всех работодателей жестко встанет вопрос набора рабочей силы. А способ решения один – повышение зарплаты. И это дает хорошую позицию профсоюзам в коллективных переговорах. Такая ситуация продолжится как минимум до 2025 года.

Экономика – выше среднего

В 2017 году душевой валовой региональный продукт Челябинской области составил 87% от среднего по стране. По этому показателю область расположилась на границе между относительно развитыми регионами и обширной «серединой». Причем она улучшила свои позиции по сравнению с предыдущими годами. Из металлургических регионов впереди нас Белгородская, Свердловская, Липецкая, Оренбургская и Кемеровская области. Позади – Вологодская область. «Запредельные» лидеры (от 170 до 340% ВРП) – Тюменская и Сахалинская области, Чукотский АО и Москва, в аутсайдерах – кавказские республики и Ивановская область.

Наша область в других замерах

  • Динамика промышленного производства в 2019 г. (январь-сентябрь) – ниже среднего по стране (+1,8%). Еще меньше нас – Свердловская область, чуть больше – Кемеровская и Вологодская области, в минусе – Липецкая область. (В рублевом выражении, по данным Центрального совета ГМПР, объемы производства и выручка в отрасли за два с половиной года выросли в 2,5 раза.)
  • По динамике инвестиций среди металлургических регионов мы в аутсайдерах: в 1-м полугодии 2019 года в сравнении с аналогичным периодом 2018 года спад на 4%. Области-лидеры: Вологодская (+53%), Кемеровская (+18%), Иркутская (+17%).
  • Занятость в неформальном секторе – ниже среднего по России (доля занятых-«неформалов» в 2017 году – 17% от общей численности занятых). Лидеры – кавказские республики и Республика Алтай.
  • За период 2014–2018 годов реальные доходы населения области упали на 22%. Снизились они и в целом по России, но не так резко – минус 10%. Вместе с южноуральцами так же много потеряли жители ЯНАО, Астраханской, Новгородской, Курганской и Магаданской областей, Пермского края, Республики Коми.
Экономическое неравенство регионов

Дурной консенсус

Россияне не любят неопределенности, любят хоть плохонькую, но стабильность. Люди среднего и старшего возраста – особенно. Это проявляется и в рынке труда: лучше иметь хоть какую-то работу, чем быть уволенным. Хоть на тарифе, с постоянными административными отпусками и со слезами вместо зарплаты – но работать. И это пока устраивает бизнес и власть. Почему? Бизнес покрывает издержки всеми легальными способами. А властям важно, чтобы люди на улицу не вышли, лишь бы не было протестов. Вот в таком дурном консенсусе сегодня живет и медленно реформируется наш рынок труда. И это плохо для всех. Для экономики – потому что не высвобождается рабочая сила. Для населения – потому что у него достаток не растет.

Что ждет наш регион?

  1. Сохранится зависимость от конъюнктуры мировых цен в металлургии.
  2. Два крупнейших города области – Челябинск и Магнитогорск – как главные центры услуг будут развиваться быстрее других городов, но нужна децентрализация ресурсов и полномочий, плюс инвестиции в инфраструктуру из федерального бюджета.
  3. Моногорода: помощи нет и не будет. Продолжатся сжатие их промышленных функций и отток населения.
  4. Прочие небольшие города ждут отток молодежи, бюджетная, вахтовая и неформальная занятость.
  5. Модернизация производства в отрасли продолжится, неизбежно сокращение занятости.

Что делать профсоюзам?

Встраиваться в трехстороннюю систему: бизнес-государство-профсоюз. И развивать представительские функции. Поштучно мы никак свои интересы отстоять не сможем. Мы сейчас уходим, но пока недалеко ушли, от советских кондовых профсоюзов. Мы переживаем эпоху «большого страха», задаваемого собственниками, страха работников быть уволенными. Профсоюзы пока не научились работать с государством, да и оно само не особо готово с ними работать, думает, что они и собственники как-нибудь сами разберутся. А собственники пока – большинство из крупных – давят профсоюзы, создают ручные модели и не понимают, что сильное профсоюзное движение – это тоже важно. Так и будет до тех пор, пока те же работники не поймут, что им нужен активный профсоюз, который умеет консолидировать их позицию и взаимодействовать с собственником.

Это вам не гаджеты

Когда нам станет лучше? Не раньше чем через два поколения. Уход из советской эпохи очень долог и болезнен, с этапами рваческого, дикого капитализма и государственного феодализма, смешанного с квази-рынком. Это тяжелый для нас период. Иногда нам везет, и мы развиваемся быстрее, когда, например, у нефти хорошая цена и в экономике появляются деньги. Или когда бизнес не давит.

После нулевых государство окрепло, заматерело и теперь говорит всем, что нужно делать: это раз. Бизнес не понимает, можно ли инвестировать во что-то или подождать год-другой, когда придут с предложением, от которого невозможно отказаться: это два. Все это и формирует наше сегодня – стагнацию или очень слабый рост. В том числе и в доходах населения.

Но мы переживем. У молодого поколения все-таки уже меньше запрос на то, что все нам сделает государство. Даже у некоторых в головах сложилась вполне либеральная матрица: МЫ этому государству платим налоги, чтобы оно делало нам комфортную, нормальную среду для бизнеса и жизни. И все-таки революций ждать не надо. Самое медленное, что меняется у людей, это мозги и картина мира. Это вам не гаджеты.

Дополнение от специалистов областной организации ГМПР:

Да, сейчас, с учетом тенденций на мировом рынке металлургии, интерес государства в развитии металлургического производства не высок. Но в Челябинской области именно предприятия ГМК являются основным источником пополнения бюджета, формируют валовой региональный продукт. И они, по сути, находятся на самовыживании, сами инвестируют и развивают производство. Поэтому работодатели-металлурги должны быть не меньше профсоюзов заинтересованы в эффективной трехсторонней системе бизнес-государство-профсоюз. И чтобы она работала, нужны инвестиции в человеческий потенциал в виде роста и индексации зарплаты, достойных гарантий по оплате труда.

  • Челябинская область и ее города на фоне страны Скачать
Логотип ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ПРОФСОЮЗ РОССИИ ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ



Читайте также

  • «Это не жизнь, а выживание!»: акция «Жизнь на минималках», в которой участвуют металлурги и горняки Челябинской области, вызвала волну публикаций в федеральных и региональных СМИ, бурное обсуждение в интернете

  • «Готовлю суп как в монастыре, жиденький получился…»: участники проекта «Жизнь на минималках» рассказали о своем состоянии и образе жизни. Двенадцать металлургов и горняков уже вторую неделю пытаются прожить на продуктовую часть потребительской корзины

  • Президиум Челябинской областной организации ГМПР утвердил дату проведения областного пленума профсоюза, его повестку, режим работы и обсудил текущую ситуацию. В заседании президиума принял участие Олег Екимов, председатель Федерации профсоюзов области

Плеер